13:51 

глава седьмая

7.

Еще до отъезда из Москвы Лида начала читать собрание повестей и рассказов Льва Николаевича Толстого. Но поскольку брать с собой в поездку огромный талмуд (а книга была именно такой) девушка постеснялась, процесс чтения остановился на середине повести «Казаки». Как-то совершенно случайно и неосознанно это вышло, но было даже забавно погрузиться сейчас в подобие той казацко-станичной жизни, о которой Лида читала. Разумеется, Геленджик не был казачьей станицей, но отголоски былых времен можно было найти практически везде. Люди в казачьих костюмах и костюмах джигитов на площади во время праздников, национальные казачьи блюда (по крайней мере, как обещали рекламные щиты у ресторанов) и многочисленные закусочные и гостиницы с названиями «Черкесский аул» или «Донская станица». Именно поэтому Лиде захотелось дочитать «кубанские повести» Льва Николаевича до конца, чтобы, так сказать, окунуться в колорит здешних мест с головой.
В библиотеку записаться оказалось очень просто. С отдыхающих брали двести рублей в качестве залога за две книги и отпускали на все четыре стороны. Довольная собой, Лида вышла оттуда со стареньким томиком Толстого в руках и хотела уже было повернуться, чтобы пойти к набережной, как вдруг, совершенно непонятно почему, направилась к автошколе. Мужчина, стоявший там несколько минут назад, все никак не выходил у нее из головы. Нужно было просто еще раз убедиться, что он именно тот самый, в последний раз.
На высоком двухстороннем крылечке никого не было. Лида, немного поколебавшись, поднялась по ступенькам и робко заглянула внутрь. Все помещение автошколы, открывшееся ее взору, представляло собой маленький квадратный коридорчик, из которого в разные стороны вели пять дверей: «директор», «бухгалтерия», туалет и два учебных класса – для водителей категории А и В и для водителей категории С и Д. Нигде не было ни души.
- Простите, Вам помочь? – раздалось откуда-то сзади. Лида повернула голову и увидела на лестнице крылечка прямо у себя за спиной ЕГО – своего загадочного Посейдона с утреннего пляжа. Сейчас, конечно, он был одет и сверху и снизу, и даже выглядел вполне презентабельно для человека, вынужденного работать на жаре летом в курортном городе. И тут случилось то, что девушка объяснить потом так и не смогла. Можно назвать подобный поступок минутным порывом, чудачеством или же просто женской глупостью, вызванной обилием свободного времени и скукой. В общем, Лида над причинами задумываться особенно не стала. Она потупила глаза, стесняясь в лицо засмеяться каким-нибудь совершенно несуразным глупым смехом, и бодро произнесла:
- Я хочу записаться в автошколу!

URL
   

Сиреневый верблюд

главная