4.

В тот день в Геленджике был праздник – «открытие сезона». Рекламные плакаты возвещали об этом событии на набережной, с дорожных растяжек и торцов дворцов культуры. С самого утра на центральной улице организовывалась сцена, ярмарочные столики со всякой праздничной всячиной и палатки с едой. И хотя официальное начало было объявлено на 8:30 утра, приготовления, конечно, начались гораздо раньше.
Маршрут Лиды от дома до пляжа, где она делала утреннюю зарядку и купалась, как раз проходил через Платановую аллею, где расставляли свои работы художники и рукодельцы. Чуть поодаль от них разворачивали шатры продавцы надувных шляп, разноцветных париков и маек с надписями вроде «при пожаре выносить первым». Город готовился к массовым гуляниям туристов.
Лида бросила на все это беглый взгляд и побежала в сторону моря, она намеревалась прийти сюда днем, поэтому раньше времени не хотела рассматривать все, что для нее приготовлено. К тому же, суета, охватившая городок, не давала ей почувствовать обычной умиротворенности ясного утра, в которую так хотелось сейчас погрузиться. На ее пляже сейчас тоже было оживленнее, чем всегда. Стояло начало июня, курортный сезон еще не начался, но сегодня был выходной день, многие приехали из соседних городов, да, к тому же, начинался праздник. Девушка быстро оценила обстановку: без четверти восемь на пляже, обычно пустом в это время, стояло, сидело, лежало и плавало по меньшей мере 30 человек. Вставать в центр толпы народу и поочередно разминать руки и ноги Лиде не хотелось совершенно, поэтому, поколебавшись немного, она пошла по набережной дальше, на пляж, где будет поспокойнее.
Вообще любой общегородской праздник, а уж тем более в маленьком курортном городке, отмечается всегда с большим размахом. Приготовления, как показалось Лиде, начались еще ночью. Везде уже стояли маленькие сцены, рабочие разгружали с машин разноцветные стулья и устанавливали теневые зонтики. Из динамиков многочисленных ресторанчиков на набережной играла музыка. Она, наверное, играла здесь каждое утро, но раньше Лида ее совершенно не замечала или музыка приходилась весьма к месту. Но сейчас все эти вещи отчего-то девушку совершенно не радовали, а даже наоборот. Город, от которого она совсем недавно убежала, снова протягивал к ней свои техногенные лапы.
Пустой пляж, наконец, нашелся. Девушка счастливо улыбнулась, скинула босоножки и, словно ребенок, побежала по чистому, еще прохладному песку прямо к воде. Словно боясь, что этот нетронутый уголок моря скоро оккупируют отдыхающие дяденьки и тетеньки, она как-то особенно быстро размялась, сбросила верхнюю одежду и сразу резко окунулась в воду, чего раньше никогда не делала. И опять у нее появилось чувство какой-то торопливости. Нужно быстрее купаться, быстро вылезти из воды, пока не забрела сюда какая-нибудь пьяная компания и не начала с воплями кидать своих женщин в воду.
И тут Лида замерла. С ней это частенько случалось в моменты озарений, когда в голову приходит неожиданная мысль и пронизывает сознание настолько стремительно, что тело реагирует так же, как и разум – останавливается, чтобы отдаться этой мысли целиком. Она почувствовала, вдруг, что уже сейчас, только волнуясь о времени, она уже лишает себя удовольствия просто побыть в настоящем моменте. Насладиться тишиной, прохладой и умиротворением, в котором здесь пребывает все, кроме нее самой. Она вышла из воды и вместо того, чтобы быстро одеться и побежать обратно, как она делала ежедневно, почему-то села на песок у самого моря и стала смотреть вдаль. В то место, где края геленджикской бухты размыкались, давая кораблям выход в открытое море.
- Хорошо здесь, правда? – услышала она у себя за спиной.
Совершенно непонятно, откуда мог здесь взяться человек, когда Лида буквально пару секунд тому назад точно видела, что на пляже она по-прежнему совершенно одна. Вырос из-под земли или прибежал, пока она садилась к воде? Странно, что это произошло настолько незаметно.
Она повернула голову, но из-за солнца, светившего именно с той стороны, где находился ее собеседник, разглядеть его было практически невозможно. Лида отметила только, что он был довольно мускулистый и вообще неплохо сложен, среднего роста и в длинных-предлинных шортах для купания. Может, они предназначались для чего-то другого, но, во всяком случае, Лиде раньше ни на улицах, ни на пляжах никто в подобном туалете не попадался. Шорты были не широкие, длиной чуть ниже колен, но скроены так, что на бриджи совершенно не похожи. К тому же, мужчина был, кажется, в возрасте, а такие бриджи не носят. Хотя, сказать даже примерно, сколько ему было лет, Лида не смогла бы. Подтянутый, мускулистый, загорелый, коренастый… да к тому же встал, как назло, против солнца.
- Да, правда, - сказала она, скорее из вежливости.
- А Вы здесь отдыхаете или живете?
- Отдыхаю.
Дальше продолжать разговор не имело ни малейшего смысла, по крайней мере, для Лиды. Она уже ощутила на себе все прелести курортной жизни для девушки, которая больше десяти минут сидит, идет или стоит где-нибудь совершенно одна. Тут же, неизвестно откуда, появляется красное как рак существо (то ли настолько пьяное, то ли настолько обгоревшее) и настойчиво предлагает познакомиться. И хотя Лида была сейчас одна, чего ей уж точно не было нужно, так это подобных отношений.
Мужчина, однако, тему развивать не стал, а тоже замолчал и принялся смотреть на водную гладь, которая стала немного волноваться и пошла мелкими барашками. Лида нервно ждала, когда же ее собеседник скажет, что его зовут Сережа или Миша (хотя ей, по логике, лучше бы звать его по имени отчеству, поскольку он ей в отцы годится), но и этого не случилось. Вместо того, незнакомец сделал уже совершенно удивительную вещь. Он обошел девушку с другой стороны, посмотрел на нее сверху вниз и произнес:
-Знаете, зачем хоть Вы здесь?
У Лиды начал открываться рот.
- Что?
-Ну, Вы разве же не думали о том, для чего оказались в этом городе на Черном море этим летом? Отдых отдыхом, но Вы-то здесь не для этого!
Сумасшедших всех мастей на свете хватает, конечно же, распределены по площади они тоже равномерно. Поэтому не стоило даже удивляться тому, что в курортном городе данные субъекты тоже есть. Лида поняла, что теперь ей действительно пора, одарила незнакомца самым приветливым взглядом и для приличия, чтобы не уйти на середине столь интересного разговора, поинтересовалась?
- А для чего же?
-А вот Вы сами должны сказать, для чего! – ответил мужчина, молодецки потянулся и пошел к воде.
Лида тоже встала с песка, отряхнулась и бросила на море беглый взгляд, ей не хотелось, чтобы незнакомец знал, что она на него смотрит. Тот заплыл уже достаточно далеко и в волнах, которые поднимались все выше его голова, как теперь было точно видно, совершенно седая, почти пропадала.
«Надеюсь, не утонет» - подумала Лида.
Мужчина повернул голову в ее сторону и поднял вверх обе руки, как бы приветствуя девушку. В этот момент он как раз оказался на гребне высокой волны и Лида отчетливо увидела в его левой руке какой-то блестящий предмет. Лицо незнакомца обрамляла густая белая бородка, на которой повисла небольшая морская водоросль. Лида махнула ему в ответ, а тот на мгновенье скрылся под водой, а потом, словно дельфин, выпрыгнул высоко над волной так, что были заметны его смешные шорты и чуть согнутые колени. И Лида теперь разглядела совершенно четко, что в руке он держал самый настоящий трезубец. Не вилы, не грабли или весло, а именно трезубец – полностью металлический, блестящий по всей длине и с зазубренными крючками на концах вилки, наверняка тяжелый. Девушка даже удивиться не успела, как мужчина завершил свой маневр вполне логичным приземлением в воду с характерным шлепком и столбом брызг в разные стороны. Волны к тому времени уже гуляли довольно приличные. Лида стояла, как вкопанная, ожидая, что будет дальше, но дальше не было ничего. Брызги и пена от них рассеялись в волнах, но ни мужчины, ни трезубца, ни даже бездыханного тела на поверхности не показалось. Вода была снова ровной, как зеркало и ни одной волны на горизонте не появлялось.