3.

Лида спала на балконе. Точнее говоря, это была застекленная лоджия размером с хорошую жилую комнату. Во всяком случае, дети могли бы с легкостью кататься здесь на велосипедах. Окна можно было открывать, что девушка и делала каждый вечер, когда солнце переходило на другую сторону дома. Можно было спать, вдыхая свежий горный воздух и сидеть в кресле-качалке напротив окна, когда еще светло и любоваться горными разломами. Многие ли могут похвастаться подобным видом из окна?
Не изменяя старой привычке, Лида совершала каждое утро набольшую пробежку. Она добегала до набережной, находила самый пустынный пляж и делала зарядку прямо у воды. У нее под ногами шелестел песок, а впереди виднелось море – настоящее открытое море, конца и края которому нельзя даже вообразить! Где-то вдалеке оно сливалось с таким же лазурно-голубым небом и подергивалось легкой, чуть заметной пеленой тумана, становясь еще загадочнее и прекрасней. Если закрыть глаза – слышишь пение утренних птиц и шум волн, а если снова их открыть, то чувствуешь себя крохотной частичкой огромного синего моря, залитого и обласканного южным солнцем. Ты просто стоишь здесь, присутствуя только в настоящем мгновенье и нет для тебя сейчас ничего, кроме этого солнца, этого моря и шума этих нереально голубых волн. Лида растворялась в своих ощущениях, глубоко дышала вкусным соленым бризом и шла купаться. Ежедневный утренний душ, пусть даже контрастный, не идет ни в какое сравнение с ежедневным купанием в море сразу же после утренней пробежки.
Жители частных домов здесь держали коз и приторговывали парным козьим молоком. Цена за литр была такой, что на эти деньги можно было бы спокойно купить себе коровьего молока на несколько недель, но когда Лида лишь его попробовала, все вопросы отпали сами собой. За еще теплую банку молока коз, пасущихся в горах, денег не было жалко никаких, тем более здесь. Она вообще поймала себя на мысли, что здесь не чувствовала гнета всех тех событий, что еще недавно происходили с ней «там». Она жила одним днем, точно зная, что завтра будет таким же, как сегодня, таким же будет и послезавтра, и так же все останется и через две недели. Ей не нужно покупать себе косметику, потому что здесь она попросту не нужна. Не нужно покупать новые вещи или одежду потеплее, потому что того, что уже привезено, хватит с лихвой, а ничего другого здесь и вовсе не надо. Жилье и пропитание тоже были не ее заботой, поэтому все, о чем Лида могла думать – это море, горы и ее собственная жизнь здесь. Хотя, как это обычно происходит с людьми на отдыхе, мысли в ее голове кружились только первое время, а потом затихли и испарились, оставив вместо себя шум прибоя и приятный блеск морской глади. Лида обрела то, чего ей уже очень давно не хватало – самую настоящую безмятежность.