Москва встречала сугробами снега, минусовой температурой и промозглым ветром. 3 января 2009 года Марина вышла из сонного вагона поезда «Две столицы», шлепнула сумку на перрон и огляделась по сторонам, будто была в Москве впервые в жизни. А странно вообще получилось, уезжала из Питера несколько часов назад, там шел мелкий мокрый снег, а здесь в Москве, кажется, все эти дни так же стояла зима. Неужели ничего не менялось, пока ее не было? Ах, ну конечно, год прошел, ведь она уезжала еще в прошлом году, и тогда у нее было две руки…
Марина нарочно глубоко вдохнула носом морозный воздух Ленинградского вокзала, покрутила сломанной рукой, чтобы разогнать кровь и убедиться, что она может еще ей крутить, подхватила на плечо свою сумку и пошла к метро.
Вместо двух недель в Питере получилось провести только одну, но зато впечатлений этой недели хватило бы, наверное, на несколько месяцев. Первый в ее жизни перелом, посещение Эрмитажа 31 декабря, расследование РУБОП, в котором они с Сашей зависли где-то между основными подозреваемыми и пушечным мясом (в обоих случаях их разумеется не ждало ничего хорошего). Хотела побыть с Сашей и действительно провела с ним вместе очень много времени. Так много они пожалуй никогда не были вдвоем, но все равно как то это было не так.
Марина прокручивала в голове эту неделю, старалась найти несоответствия и никак не могла понять, что же не дает ей покоя. Ведь ее желание исполнилось - отпуск вместе с любимым, неделя только для них двоих. Ну да, он, она, Питер, майор отдела по борьбе с организованной преступностью… К тому же, Саше пришлось задержаться в Питере, а это в их планы уж совершенно никак не входило.
- Так, прекрати думать о всякой ерунде, - сказала Марина сама себе, - что там советовал Анатолий Петрович? Вести себя естественно, выйти на работу и продолжать жить так, как будто ничего не произошло… Легко ему разглагольствовать!
Если учесть, что у нее сломана одна рука, на работу она вернуться уж точно не сможет, да и нет особого желания, если честно. Отпуска у нее официально осталась еще целая неделя, потом еще как минимум две недели больничного… Марина в ужасе резко затормозила прямо посреди платформы, сзади на нее чуть не налетела женщина с маленькой девочкой.
Значит три недели придется сидеть дома, смотреть телевизор и ждать, пока эта дурацкая ситуация не проясниться! Три недели – это очень долго, три недели – это настолько долго, что просто хоть криком кричи! У нее дома ведь даже интернета нет, значит все это время о подругах по переписке придется забыть. Саша остался в Питере, а оттуда поедет скорее всего в какой-нибудь далекий сибирский город, которого, возможно, даже на карте-то нет. Может быть, в какую-нибудь закрытую военную базу… Марина заставила мысли остановиться - как это частенько с ней бывало, фантазия взяла верх над здравым смыслом.
Итог размышлений все равно был неутешительным, ей предстояло почти месяц провести отрезанной от общества, сидя в квартире со сломанной рукой, без подруг, без любимого человека и ждать постоянно, что к ней ворвутся либо грабители, либо международная мафия, либо тот же РУБОП – просто замечательное начало года!
Пока она ехала домой, к прежним переживаниям добавилось еще одно совершенно незапланированное. Оказалось, что со сломанной рукой она практически ничего не может нормально делать. Пока Саша был с ней рядом, это как-то не бросалось в глаза, сейчас же, закинув дорожную сумку на плечо, Марина поняла, что очень сильно погорячилась, решив, что сможет справиться со всем одной рукой. Да, разумеется, рука не основная, ни есть ни писать она ей и не собиралась. Но выяснилось вдруг, что для большинства вещей в жизни нужно как минимум две руки, этого девушка никак не ожидала! Она пыхтела, пыталась хоть как-то задействовать в процессе руку в гипсе: поддевала что-нибудь пальцами, вешала сумку на костяную планшетку, подхватывала шапочку и перчатки (в них не было совершенно никакого веса, но проблем эти предметы доставляли немерено). Не говоря уже о том ужасе, который приходилось переживать, если нужно было застегнуться или расстегнуться. И о чем она думала вообще, надевая в путешествие дубленку на пуговицах?
В такие моменты чувствуешь себя спортсменом, бегущим кросс или преодолевающим какое-нибудь не менее серьезное препятствие. Все мысли только об одном – дойти до конца! Так и Марина считала минуты до возвращения домой. Поездка в метро со сломанной рукой, дорожной сумкой и в зимней одежде превратилась в настоящий кошмар, а ведь от метро ей еще предстояло ехать на маршрутке!
- Никогда больше не позволю себе дойти до такого состояния! – подумала она, натягивая зубами шапочку. Ну что это со мною, в самом деле! Еду через весь город в метро, вся взмыленная, уставшая, слабая и беззащитная. Пытаюсь одной рукой справиться с тем, что двумя-то тяжело разрулить в такой же ситуации и, конечно, никому до этого дела нет! Все! Нужно устроиться на новую высокооплачиваемую работу, купить себе машину и передвигаться только с комфортом! Ненавижу состояние слабости и беспомощности. И Саша сейчас далеко, ну почему его никогда нет, когда он так нужен?
Вообще-то Марина давно уже научилась рассчитывать только на себя саму. А не ждать пока кто-нибудь что-то подобное предложит. Но сейчас, когда у нее был Саша, естественно хотелось, чтобы он поддерживал и защищал, особенно в трудные минуты.