Почему двое этих людей были вместе? Как случилось, что случайная встреча переросла в серьезное глубокое чувство, почему они любили друг друга? Хотя, разумеется, на этот вопрос никогда нельзя ответить. Чувства – это то, что человеку неподвластно. Мы можем, конечно, их скрывать от других и даже от самих себя, но заставить себя испытывать что-то или наоборот, перестать испытывать – невозможно. Как нельзя объяснить, так нельзя и контролировать.
Считается, что человека всегда привлекает в других то, чего нет у него самого, а точнее говоря, качества, которые ему хотелось бы у себя развить. Именно поэтому люди и получают удовольствие от общения – просто они дают друг другу что-то недостающее. Есть для таких отношений прекрасное словосочетание «дополнять друг друга», ты помогаешь человеку развиваться, развиваясь при этом сам. Равновесие и гармония. Саша чувствовал в Марине что-то такое подсознательно, какой-то невидимый внутренний стержень, загадочное «нечто», позволяющее ей постоянно сохранять уверенность в собственной правоте, а так же в том, что все непременно будет хорошо. Она не просто была слепой оптимисткой, нет, было что-то, что действительно внушало ей эту уверенность. Саша не понимал этого, но продолжал тайно восхищаться. Именно этого ему всегда и недоставало – чувства твердого тыла. Впервые он почувствовал это явственно после аварии, но, на самом деле, потребность появлялась и раньше, просто он заглушал ее, как любое чувство непонятного беспокойства. Заглушал, не понимая, что с ним происходит, да и не пытаясь этого понять.
Марина, как и любая женщина, постоянно копалась в себе, пытаясь разобраться в причинах тех или иных событий своей жизни и поведения других людей. В Саше ее привлекала его внутренняя сила. Она даже не могла понять, что именно это было, но только постоянно чувствовала невероятный потенциал, скрытый в нем. То, чего он никогда открыто не показывал, но она просто кожей это ощущала. Сила, скрытая, возможно, не так уж глубоко и способная вырваться наружу, словно лава в вулкане. Марину просто гипнотизировало то, как Саша ухитрялся оставаться спокойным в любых ситуациях, то, как она всегда разговаривал с ней – спокойно и безмятежно. Но, в то же время, где-то подсознательно Марина знала – этот человек на самом деле гораздо сложнее, чем хочет казаться. Он, хоть и не выдавал ей всего, был как на ладони и Марина, восхищаясь силой воли этого человека, его внутренней стойкостью и просто им самим, была, конечно, безвозвратно в него влюблена. И Саша тоже ее любил, она это знала. Такие невероятно похожие и в то же время разные – эти двое были вместе, не понимая порой, почему. Да и нужно ли им это было вообще?
Вечером в номере Саша вытащил из сумки сиреневого верблюда и очень внимательно на него посмотрел. Бред, конечно, что тот тип возле больницы действительно поджидал там именно Сашу, зная, что у него имеется такой вот сувенир. Саша, в конце концов, не самое редкое имя в России, ну, окликнул мужик его наугад и попал. Что ж до верблюда, так ими по всему Питеру торгуют, с таким же успехом он мог бы сочинить историю о магнитике на холодильник или чем-то подобном! Правда, совпало сразу два случайных фактора…
Парень покрутил верблюда в руках – ничего необычного. На вес совершенно нормальный, не похоже, что внутри золото или драгоценности, никаких кнопочек, рычажков и чего-либо подобного на нем тоже нет. Саша потряс сувенир возле уха, как детскую погремушку – ничего.
- Да что я, в самом деле! – опомнился он, вдруг, и со злости на собственную глупость, швырнул верблюда на кровать.
Тот дядька просто какой-то сбежавший псих, не иначе. То-то он возле больницы околачивался. Это все Марина меня накрутила, ей везде мерещатся шпионы и заговоры. Глупо, Саша, глупо и нелогично. Ну сам посуди, ты этого верблюда купил совершенно случайно, просто, чтобы деньги разменять – теория вероятностей! Да кому, Господи, такое уродство может вообще понадобиться?!
Он еще раз взглянул сиреневому кораблю пустыни в глаза и засунул обратно в сумку, решив раз и навсегда забыть об этой истории. В этот самый момент в номер влетела Марина. Глаза ее горели, она бросила на Сашу быстрый взгляд, подбежала к окну, задернула портьеры и плюхнулась на кровать с такой силой, что та скрипнула.
- Саша, - почти плача, произнесла она, - Саша, мне страшно!
Парень посмотрел на нее, уже ожидая того, что она сейчас скажет. Вид у Марины действительно был испуганный. Она побледнела, глаза выглядели сейчас на ее лице какими-то нереально большими, несколько прядей выбились ей на лоб, но она, кажется, не замечала.
- Что случилось?
- Сейчас ко мне в холле подошел какой-то человек и сказал, что у нас в номере хранится вещь, стоящая огромных денег, сказал, что мы берем на себя слишком большую ответственность и что…
Она говорила слишком быстро, от волнения ей стало тяжело дышать и она остановилась, чтобы прийти в себя. Саша продолжал молча на нее смотреть.
-… что это не наше и мы должны отдать. Я послала его, конечно, подальше, а он сказал, чтобы я у тебя спросила об этом. Так и сказал «Не верите мне, спросите Александра». Саш, что вообще происходит, а?
Хороший вопрос. Женщины, отчего-то, очень любят задавать его мужчинам. Саша, когда слышал от Марины что-либо подобное, сквозь землю готов был провалиться. Ну что он мог ей ответить на это?
Марина дрожала. То ли от страха, то ли от возбуждения, она продолжала сидеть на краю гостиничной кровати и смотреть на Сашу, тот ничего не отвечал. Через какое-то время он встал, раздвинул шторы и уверенно произнес:
- Вставай, пойдем в милицию!