10:52 

глава тринадцатая

Марина хмыкнула. Конечно, фантазия ей очень часто мешала нормально жить. Еще с детства, когда ей, Бог знает по какой причине, взбрело в голову, что женщина в зеленом халате, живущая где-то неподалеку – ведьма. Вполне возможно, что она и видела-то ее один единственный раз в жизни, но зловещий зеленый халат, вызывающий смертельный ужас, мерещился девочке на прохожих с завидной периодичностью. А апофеозом истории стал день, когда точно такой же халат, невероятно как, оказался в шкафу Марининой бабушки и та попросила внучку его примерить… Да, в жизни иногда происходят загадочные вещи!
Однако сейчас девушка точно знала, что фантазия здесь не причем. Было во всей этой истории с ключами что-то странное. Ощущение ненормальности происходящего преследовало Марину с тех самых пор, как она оказалась ночью у запертой двери собственной квартиры. Периодически у нее появлялось, вроде бы ни с чем не связанное, чувство беспокойства, поступки людей вызывали очень противоречивые чувства. В частности, касалось это Оксаны, соседка вызывала у Марины странное ощущение, которое она никак не могла идентифицировать. Вроде бы приветливая общительная девушка, улыбчивая, открытая и непосредственная, но во время общения с ней у Марины непроизвольно начинало сдавливать сердце и на душе, неизвестно откуда, появлялась какая-то смертельная тоска. Объяснения этому найти девушка не могла. И вот сейчас, когда Оксана вполне недвусмысленно поинтересовалась, будет ли Марина сегодня вечером дома или нет, она, вдруг, поняла. Такое же самое чувство неясной, необъяснимой ничем грусти, возникало у Марины иногда на свиданиях с парнями. А означало оно всегда лишь одно – ей лгут! Притом, лгут в глаза.
Решение пришло мгновенно. Она набрала номер телефона человека, которому звонила только в самых крайних случаях, когда другого выхода просто не было – она позвонила троюродному брату.
Об Игоре следует рассказать отдельно, поскольку человек этот просто не может не быть подробно описан хотя бы в течение пяти - десяти минут. Хоть условно и считалось, что они с Мариной троюродные брат и сестра, на самом деле родство было гораздо более дальним. То ли Игорь был внуком двоюродной сестры ее тетки, то ли что-то подобное. Короче говоря – седьмая вода на киселе. Родители Игоря, точнее его отец, имели непосредственное отношение к вооруженным силам. Жили всей семьей в закрытом военном городке в пригороде Москвы. Будучи единственным ребенком в семье, да к тому же сыном полковника, Игорь рос в достатке и благополучии, не зная, что такое плохое отношение в школе, отсутствие денег, одежды, продуктов и, конечно же, армия.
Дожив до 28 лет, он ухитрился практически постоянно нигде не работать или собираться искать другую работу, свободное время посвящать исключительно пиву и телевизору и продолжать жить с родителями, не испытывая при этом никаких мук совести. Сейчас, насколько знала Марина, Игорь работал консультантом в магазине автозапчастей и был доволен жизнью, как никогда. На ее наивный вопрос: «Ну, а тебе там нравится?» тот, совершенно не задумываясь, ответил: «Ты что, конечно! Автозапчасти для себя можно на 25% дешевле брать!»
Единственное, что периодически стесняло его в жизни, так это то, что в квартиру родителей довольно проблематично было водить девушек, что и становилось краеугольным камнем всех его недолговременных отношений. Именно поэтому, если кому-то из друзей или родственников требовалось уехать куда-нибудь надолго, на Игоря всегда можно было положиться – этот человек с радостью соглашался пожить где угодно, лишь бы там была отдельная комната, холодильник и кровать.
- Игорь, привет! Слушай, у меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться!
На другом конце провода послышалось заинтересованное сопение.
- Да, очень интересно, а какое?
- Поживи в моей квартире две недели, я тут в командировку срочно уехала…
- Две недели? А ключи?
- А ключи у тебя где-то должны валяться, вспомни, ты же прошлым летом помогал мне мебель перевозить.
- А, да, точно. Поищу, хорошо. Слушай, а когда можно уже заселяться?
Марина покачала головой. Просто потрясающий человек. Мог бы хоть из приличия поинтересоваться, как у нее дела или куда она уезжает. Они, в конце концов, не разговаривали уже полгода.
- Хоть сегодня. Я уже не успеваю домой заскочить, так что живи, чувствуй себя как дома и очень тебя прошу, привези свое пастельное белье!
Игорь звучно гаркнул в трубку, произнес дежурное «Спасибо» и отключился.
- Что ж, - подумала Марина, - этот обормот все же лучше, чем вскрытая дверь и неясная перспектива того, что дальше будет с моей бедной квартиркой. Остается надеяться, что действительно принесет свое белье и не будет устраивать у меня дома пьяные дебоши...

Через три дня, как и было назначено, Марина пришла на повторный прием к травматологу. Тут оказалось, что выписать больничный Московскому больному в Питере нельзя.
- Мы вам, девушка, дадим справку, а вы с ней уже по месту жительства получите больничный лист! – объяснил доктор очень почтенного возраста.
Он даже не был травматологом, но по правилам приема больных обязан был продлить больничный при повторном обращении с травмой. Так уж получилось, что другого врача в тот день в больнице не нашлось.
Марина уверила его, что ей абсолютно безразлично, поскольку она в отпуске, а старичок, даже не глядя в ее сторону, помахал ей какой-то картой и попросил вызвать следующего.
Все родственники Марины или занимались медициной или имели к ней какое-то отношение. Тетка преподавала в медицинском институте, дядя был главврачом в больнице, их дети (Маринины двоюродные брат и сестра) тоже стали врачами и, само собой разумеется, женились на врачах. Когда в детстве Марина приезжала к ним в гости она играла с пластмассовыми позвонками, рисовала скелеты в альбомах и слушала за обедом задушевные рассказы про гнойный перитонит, плеврит и пневмоторакс. Эти люди зашивали на новый год праздничного гуся профессиональным медицинским швом, точили карандаши, принесенными с работы, старыми скальпелями и на Пасху красили яйца зеленкой и йодом. Во всех шкафах у них лежали коробки с побелевшими от старости конфетами, которые уже давно никто не ел. Странно вообще, что Марина тоже не стала врачом, хотя, возможно, не случилось этого как раз из-за того, что слишком уж ярко стоял живой пример перед глазами. А почему вообще люди медиками становятся? Хотят «спасать людей» или хотят спасти кого-то конкретного? Вот тетка ее, Марина это точно знала, поступила в медицинский исключительно для того, чтобы вылечить своей матери (Марининой бабушке) больную печень.
Ну да, Марина периодически задумывалась о том, чем она могла бы помочь людям, но в медицину, несмотря на это, ее, почему-то, совершенно не тянуло. Как знать, возможно тем, что она не пошла в медицинский институт, девушка спасла кучу людей. С ее темпераментом некоторых вещей не стоило делать вообще никогда.

URL
   

Сиреневый верблюд

главная