Саша пощурился на яркое солнце и как можно быстрее перешел дорогу. Аптека, в которой он покупал лекарства, находилась в десяти минутах ходьбы от гостиницы – на противоположной стороне Московского проспекта. Забежав в вестибюль, он в несколько прыжков преодолел крыльцо и, чтобы сократить расстояние, помчался по лестнице, перескакивая через две ступеньки. Через минуту, запыхавшийся, но довольный собой, он уже стоял у двери. На стук никто не ответил. Саша, не теряя еще надежду в то, что Марина в номере, постучался снова – тишина.
Марины внутри, конечно же, не было.
- Интересно, куда это она могла пойти в Питере со сломанной рукой?
Парень вытащил мобильный телефон, выругался, стал искать зарядное устройство, нашел его, поставил телефон на подзарядку и принялся ждать.
Вообще, нельзя сказать, что подобная ситуация сильно его удивила. С Мариной периодически происходило что-нибудь подобное. Саша присел на край кровати и, не зная, чем еще себя занять, принялся разглядывать акварельный набросок Адмиралтейского шпиля – маленькую картинку в простой рамке, которая была единственным украшением гостиничного номера.
И почему он ее любил? А знала ли вообще Марина о том, что он ее любит? Кажется, знала. Ну да, он говорил ей об этом как-то. Так все же, почему?
Человеку свойственно бояться чего-нибудь. Это естественный механизм защиты. Испытываешь страх – будешь осторожнее, внимательнее и собранней, каждое свое движение будешь обдумывать. А бояться можно чего угодно, начиная от птичьих перьев и заканчивая смертью. Очень часто человек боится показаться слабым или глупым, что, в принципе, одно и то же. А из-за этого страха многие не говорят дорогим им людям, что действительно их любят, что нуждаются в них. Почему? Боятся, что чувство это не будет взаимным, а следовательно, они покажут другому свою слабость. Большинство людей просто боятся любить или испытывают это чувство в одиночку, не говоря ничего тем, кого, собственно, любят. Едва ли Саша понимал, что чего-то боялся. Ему и в голову подобное не приходило. Просто Марина была рядом с ним, была рядом всякий раз, когда он в ней нуждался. А больше ему ничего и не было нужно.
Хотя, вот как раз сейчас ее рядом не было, и ему очень хотелось бы узнать, куда могла податься эта девушка одна в незнакомом городе, да еще и с гипсом на руке.
Телефон затрещал – пришла СМСка.
- Ну, конечно, Марина звонила. Сколько времени прошло? 40 минут, да… за это время она могла бы далеко уйти.
- Ну и где ты?
- Понятия не имею! – Марина радостно рассмеялась в трубку. – У тебя батарея села, а я больше не могла в номере сидеть. Приезжай! Метро – Невский проспект, ближайшая станция совсем рядом с гостиницей.
- Так, все-таки, где ты?
- Говорю же – без понятия! Сейчас хожу по Невскому, а когда ты приедешь… я не знаю, где я буду. Да, я забыла, что ты в Питере не был ни разу. Тогда все просто, приезжай на Невский проспект, я тебя буду ждать у метро.
Саша повесил трубку и покачал головой.
- Интересно, она изменится когда-нибудь или всегда такой останется?
До метро действительно было совсем недалеко. Разглядывая рекламные щиты, Саша опустил жетон в прорезь турникета и встал на эскалатор. И тут, странное дело, в памяти у него всплыло далекое детство. Те времена, когда московское метро казалось более неторопливым и, кажется, не имело в жизни москвичей такого значения, как теперь. Тогда метрополитен был всего лишь видом транспорта, сейчас это, пожалуй, единственный способ для многих людей куда-нибудь попасть. Московское метро давно отказалось от металлических жетонов, заменив их бумажными карточками на фиксированное количество поездок. В московском метро на эскалаторе все стоят справа, оставляя слева место для тех, кто хочет по эскалатору пройти. И вообще, чтобы выжить в мире столичной подземки, нужно иметь хорошую сноровку, быструю реакцию, первичную физподготовку и что-нибудь, чем можно скоротать часик-другой (книгу или плеер).
В Питере метрополитен не так безумен, и тем москвичам, которые в городе впервые, это особенно бросается в глаза. Саша крутил головой по сторонам и удивлялся не переставая. И расстояния от одной станции до другой здесь были меньше, и даже, казалось, в вагонах гудело как-то иначе или просто тише, а значит – непривычно. Да ведь в Питере даже буква «М», обозначающая вход в подземку не традиционно красная, как по всей стране, а синяя. Больше такого нигде не встретишь!
Она уже собиралась уйти из сквера, как ее окликнул бомжеватого вида мужичок, дремавший на соседней лавочке.
- Девушка, давайте сюда!
Марина отрицательно покачала головой.
- Нет, спасибо, я уже посидела, хватит на сегодня!
- Да что Вы, в самом деле. Зачем отказываться от интересной беседы?
Она скользнула взглядом по несвежему костюму, видневшемуся из-под куртки, затем по баночке какого-то слабоалкогольного коктейля и вздохнула. Странное дело, почему ей так всегда везет на бомжеватых алкашей?
- Нет, знаете, я уже уходить, вообще-то, собиралась. У меня встреча.
- А я Вас долго не задержу, - он, кажется, поймав ее взгляд, вынул из грязной дорожной сумки еще одну баночку и жестом предложил Марине.
- Хотите?
- Нет, спасибо, я не пью.
- Это правильно! А я вот пью. Вы из Питера или приезжая?
- Из Москвы.
- О!!! Года три в Москве не был!
Мужчина сделал из банки небольшой глоток и добродушно взглянул на Марину.
- Последний раз ездил во Владивосток еще в институте на практике. У меня в тот год дочка родилась…
Девушка слушала с интересом. Может, именно поэтому с ней постоянно заводили разговор бабушки-гардеробщицы, старые буфетчики в общественных столовых, бомжи и наполовину протрезвевшие алкоголики. Она умела их выслушать , более того, ей действительно было интересно. В жизни Марины была даже история, когда она, выбрасывая мусор во дворе, 15 минут обсуждала с проходящим мимо бомжом, достоинства большого дорожного чемодана, который они вместе обнаружили на помойке. И девушку эта история совершенно ничем не смущала.
Мужчина на лавочке говорил хоть и сбивчиво, но вполне трезво и даже интересно. Марина узнала, что она не любит Толстого, но зато читает Пришвина и Лескова и считает последнего непризнанным гением. Оказалось, что он закончил физкультурный институт, совершенно не умея плавать. А зачет по плаванию получил только за то, что накануне у него родилась дочь.
- Маша! У нее же скоро день рожденья. – С грустью произнес он. А я с женой десять лет как разошелся. У нас неравный брак с ней. Я же физкультурным тренером работал, а она у меня главный бухгалтер. Не могла мне простить, что я меньше ее зарабатываю!
Выслушав еще несколько историй из его жизни, Марина вежливо поблагодарила за компанию и побежала к метро. Удивительное дело, разговаривали они совсем недолго, а практически вся жизнь человека была как на ладони! За исключением особо мелких подробностей, Марина знала теперь о незнакомом мужчине практически все. И как такое количество информации могло уместиться в 15 минут?
- Стоит, наверное, написать рассказ о том, как он сдавал этот самый злополучный зачет по плаванию, - подумала Марина и удивилась сама себе.
Давненько она не хотела что-то написать! Питер, что ли, такое воздействие оказывает?

На Невском проспекте было людно. В хорошую погоду многие питерцы, кажется, решили прогуляться на свежем воздухе. В положенных местах стояли лавки с сувенирами, магазины косметики и рекламные стенды, предлагающие посетить музей. Марина, обычно равнодушная к подобным вещам, теперь рассматривала каждую вывеску, стараясь насладиться моментом, почувствовать, впитать в себя Питер, насколько это было возможно.
- Сувениры, девушка!
Она обернулась и чуть не сбила с ног невысокого парнишку, увешанного разноцветными матрешками и значками всех фасонов.
- Брелоки есть у вас?
- Разумеется!
Он драматическим жестом распахнул полу пиджака и вынул картонку, обитую черным бархатом, на которой в несколько рядов размещались брелоки для ключей. Марине сразу понравился один. Она вообще всегда делала выбор очень быстро и после этого уже не меняла своего решения. Наверное, именно поэтому ее не любили коммивояжеры и продавцы-консультанты – убедить ее хотя бы взглянуть на что-либо еще было практически невозможно.
- Вот этот, - она указала гипсом на брелок.
Парень молча отстегнул его от опоры, уложил в целлофановый пакетик и вручил Марине.
- 200 рублей. А вот это, девушка, вам подарок. Чтобы ваша ручка побыстрей прошла.
Он вынул из другого кармана небольшого желтого верблюда, наряженного в седло и уздечку из темно-коричневой кожи.
Марина удивленно на него посмотрела.
- Берите-берите, от всей души!
- Ну, спасибо!
Она запихнула сувенир в сумочку и опять подумала о том, что в последнее время с ней происходит очень много всего.