3.


На календаре было уже восемнадцатое июня и время пребывания Лиды в Геленджике перевалило за две недели. Она уже перестала безмолвно восхищаться каждый раз, как видела море, покрылась ровным мягким загаром и совершенно забыла о косметике, нарядной одежде и туфельках на высоком каблучке. Здесь все это действительно было ни к чему. Во-первых, потому что она все равно целыми днями только и делала, что плавала в море, как дельфин или сидела на побережье под тенистыми соснами, там, где ее можно было увидеть только издали. А, во-вторых, никого здесь она не знала, а отдыхающим, которым она попадалась на пути, разумеется, было абсолютно все равно, как она выглядит. Да, по правде сказать, здесь каждый второй ходил либо в мокрой от купания одежде, либо обгоревший, либо в мятой майке задом наперед и рваных сланцах.
Сделать что-либо с волосами тоже не представлялось возможным. Как Лида не старалась, моя их мягким шампунем, ополаскивая кондиционером и потом нанося специальное средство, ее чудесные мягкие локоны оставались чудесными и мягкими ровно до того момента, пока она не окуналась в воду. После купания они, как по команде, запутывались сами и начинали цепляться за все, чего касались, несмотря на все кремы, маски и бальзамы, за которые Лида выложила в Москве целое состояние. Лицо загорало ежедневно, несмотря на огромную шляпу и солнцезащитные очки. Под загаром, где-то в начале третьей недели своего отдыха, Лида обнаружила россыпь веснушек, что очень ей шло.
читать дальше